Сказка про пароход

 

Вообразите картину: плывёт по морю шикарный белый пароход. Волны плещутся, небо синее, солнышко сияет. Чайки, дельфины, девочки на яхтах загорают. Команда управленческая – загляденье: молодцы один к одному, друг за друга – горой. А Капитан – просто секс-символ. На мостике с биноклем в белой форме, кокардой сверкает.

Вдруг, откуда ни возьмись, хмарь налетела, волны вспенились, солнце скрылось. Ветер подул. Чайки с дельфинами, а также девочки с яхтами куда-то растворились. Словом, тайфун. Кризис.

А Капитан, надо сказать, не простой был. Степень МВА имел, гарвардскую бизнес-школу с отличием окончил. А там ему профессора всё рассказали про антикризисное управление. Первым делом надо Комитет создать. Все мнения собрать путём мозгового штурма, и консенсус выработать. А для демократии процесса, а также активизации – мотивации участников капитанским авторитетом не давить.

Перелистал Капитан быстренько свои конспекты, после чего собрал Антикризисный Комитет. В составе Старпома, Боцмана, Стармеха и Штурмана. А для пущей демократии – неформальных лидеров от коллектива: Буфетчицу, Радиста и Кока.

Собрал, и говорит: дескать, коллеги, у нас кризисная ситуация. Прошу высказывать соображения.

Буфетчица орёт: кошмар! Ужас – ужас – ужас! Спасайся кто может! Это Штурман во всём виноват: знал, гад, заранее, а не сказал.

Штурман отвечает: здрассьте. Я неделю назад всех предупреждал про тайфун, а вы что? Обойдётся, проскочим… вот и проскочили.

Боцман говорит: вношу предложение. Надо срочно выкинуть за борт всё лишнее, а то потонем. А ты, Оксанка, заткнись, не наводи панику.

Тут Штурман консолидируется с Боцманом и предлагает начать сброс балласта с хозяйства Кока. У него там и продуктов навалом, и всякие кастрюли – мармиты – холодильники. Перебьёмся сухим пайком.

Кок спрашивает: а вы кино видели на прошлой неделе? Как мой коллега Стивен Сигал взвод спецназа чумичкой отоварил? Так вот, каждого, кто приблизится к камбузу на 5 шагов, ждёт та же участь.

Вам хорошо, а я – лицо материально ответственное. Покидаете добро за борт, а мне – сидеть потом. Кстати, кастрюли – от «Цептера», стоят больше, чем наш пароход и вы все вместе с потрохами.

А ты, Штурман, как тайфун пройдёт, первый прибежишь борща просить. Из чего я его варить буду, из Юнги?

Радист говорит: Юнга тощий, его на всех маловато будет. В смысле борща предлагаю кандидатуру Оксанки. Её и на первое, и на второе хватит, и ещё останется сальца засолить…

Когда Антикризисный Комитет оторвал Буфетчицу от бороды Радиста и более – менее усмирил, Капитан предложил перейти к более конструктивной дискуссии.

Тогда Старпом и говорит: в целом идея неплохая. Только насчёт балласта, я предлагаю из капитанской каюты книжки повыбрасывать, их там тонн 5 будет…

Капитан на это ничего не ответил, однако Старпома с его креативом взял на заметку.

А Старпом продолжает: а ещё надо хозяйство Стармеха тряхануть. У него там железок всяких немерено. Так ли они и нужны?

Буфетчица присоединяется: вот-вот, а ещё мне Батюшка на берегу говорил, что тайфуны и цунами – это нам всем, уродам, наказанье божие за гордыню. Поэтому надо стармеховы моторы и прочие бесовские штуки за борт побросать, а всем молиться, пока не поздно.

Стармех отвечает: а у меня в машинном, между прочим, всё в порядке. Это у вас тайфун, а у меня как качало – так и качает, шум как стоял, так и стоит. Так что со своим тайфуном сами разбирайтесь, а мне некогда. И покинул состав Комитета.

Тогда Штурман доводит до сведения собравшихся, что по агентурным данным у Боцмана в трюме течь. И не совсем понятно, по каким причинам Боцман эту важнейшую информацию от товарищей скрывает.

Боцман говорит: а вот это – моё внутреннее дело. Вас не касается. Дырку в борту мы матросом Толстогузенко заткнули, до Одессы хватит. Может, у Радиста чего лишнее найдётся?

Радист говорит: нет проблем. Выкинем за борт радиостанцию. Она тяжёлая, килограмм двадцать. Это, само собой, спасёт судно… А для подачи SOS будем щипать Оксанку. Азбукой Морзе. Она завизжит – на берегу услышат.

Когда Антикризисный Комитет вторично уладил силовой конфликт Буфетчицы и Радиста, Штурман спрашивает: а что у тебя, Боцман, там за ящики в трюме? Может, ими пожертвуем ради общего спасения?

- А вот это, - ответствует Боцман, вас никого не касается. Это не корпоративная собственность, а моя частная. Везу надувную мебель из Шанхая.

А если кто ещё на эту тему вякнет, - продолжает Боцман, так мы с пацанами сейчас быстренько мою мебель надуем, погрузимся и – на берег. А вы тут возитесь со своим тайфуном. Кстати, Толстогузенку из дырки в трюме тоже заберём. Кем хотите, тем и затыкайте. Хоть Штурманом.

И вообще, - вконец распаляется Боцман, правильно Оксанка сказала: Штурман во всём и виноват. Надо не предупреждать было, а меры принимать. Курс там менять, или что, на то и Штурман.

Короче, Комитет принял антикризисное решение: назначить виноватым Штурмана. После чего и потонул в полном составе вместе с пароходом.

Э, нет, отставить, не в полном. Спасся Боцман на надувной кровати, и Буфетчицу, само собой, тоже прихватил. Доплыли до Одессы, поженились, и жили долго и счастливо.

Мораль: правильно народ говорит. Хорошим людям – кризис, а плохим – одно удовольствие.

Как со мной связаться:

 

  • Twitter App Icon
  • Значок приложения Facebook